А. Б. Малышев - Связи ЗО и Ирана

Исторические события, общие научные исследования, письменное наследие
Ответить
Аватара пользователя
Nickolay
Site Admin
Сообщения: 2505
Зарегистрирован: 19 ноя 2007, 13:01
Откуда: РФ, Воронеж
Благодарил (а): 20 раз
Поблагодарили: 6 раз
Контактная информация:

А. Б. Малышев - Связи ЗО и Ирана

Сообщение Nickolay » 23 ноя 2007, 11:02

Золотая Орда и Иран: политические, экономические и культурные связи.
А. Б. Малышев

В XIII–XV вв. в период монгольских завоеваний, образования и развития монгольских государств многие регионы и народы попали под власть монголов. Как Монгольская империя XIII в., так и последующие монгольские государства были империями, включавшими в себя различные по культуре и хозяйству народы. Для монгольских государств были характерны некоторые общие черты политической и культурной жизни, сложные политические отношения и культурные связи между собой и с другими государствами. Это в полной мере относится к взаимодействию Золотой Орды с Хулагуидским Ираном, между которыми были сложные и противоречивые отношения.
Вопросы об отношениях Золотой Орды и Хулагуидского Ирана, причинах и ходе борьбы, торговле, общности некоторых политических процессов довольно подробно рассмотрены в отечественной исторической науке, как в специальных работах по этой теме [1], так и общих работах по истории Золотой Орды. Потому рассмотрения заслуживают менее исследованные вопросы.

Из причин борьбы Хулагуидов и Джучидов в источниках и исследованиях назывались следующие: 1) претензии Джучидов на Азербайджан и Северный Иран в награду за помощь Хулагуидам при завоевании Ирана [2]; 2) убийство Хулагуидами нескольких знатных Джучидов, участвовавших в завоевании Ирана [3]; 3) религиозная война Джучидов против Хулагуидов из-за разорения последними мусульманских стран и убийства последнего аббасидского халифа Мустасима со всем родом [4].

Вторую и третью причины большинство исследователей считают лишь поводом для войны Берке-хана и Хулагу. Конечно, Джучиды преследовали захватнические интересы, однако следует разобраться, имели ли Джучиды права на эти территории на основании завещаний Чингиз-хана, норм монгольского обычного права и сложившейся к тому времени обстановки.
В 1220–1230-е гг. монголы воевали в Закавказье и Северном Иране, которыми овладели в 1236 г. Многие правители и отдельные феодалы присягнули им на верность и приняли зависимость. После этого (в 1236–1245 гг.) началось завоевание Малой Азии. В 1243 г. монголы разгромили Сельджукский (Румский) султанат, зависимые от него государства и вторглись в Сирию [5]. Сельджукский султанат и Трапезундская империя приняли зависимость от монголов [6]. В том же году зависимость от них приняла Киликийская Армения [7].

В 1240–1250-е гг. многие государства Закавказья и Ближнего Востока находились в вассальной зависимости от Монгольской империи, однако эта зависимость была неопределенной по отношению к различным улусам империи. Киликийский царь Хетум I посылал к хану Улуса Джучи Бату посольство. Бату-хан отправил его к императору Менгу-хану. Император вручил Хетуму указ о вассальной зависимости и об освобождении церкви от налогов, а также письмо Бату-хану, чтобы тот подтвердил эти указы и сделал Хетуму свои распоряжения. Для этого на обратном пути Хетум послал к Бату священника Барсега (Василия). Сын Бату-хана Сартак тоже давал некоторым армянским князьям грамоты о вассальной зависимости [8]. Батый давал
жалованные, льготные грамоты и ярлыки султанам Рума, Сирии и других стран Малой Азии [9]. В 1240-е гг. зависимость от монголов приняли грузинские правители. При этом делами в Грузии ведали как Великие ханы, так и ханы Улуса Джучи (Бату-хан). Царица Русудан отправила в Поволжье к Бату-хану посольство, в результате чего было заключено соглашение на обычных для монголов условиях. Грузия была обложена данью, а также повинностью поставлять воинов, коней и продовольствие. Русудан посылала к Бату-хану своего сына Давида, чтобы тот утвердил его на царство. Бату-хан направил его к Гуюк-хану [10]. По сообщению Вассафа, «Железные ворота» (Дербент) были местом зимовок и сборным пунктом войск Улуса Джучи. Иногда отсюда совершались набеги на Азербайджан и Северный Иран, что позволяло Джучидам утверждать, что эти территории входят в состав Улуса Джучи [11]. Таким образом, политическое влияние и связи Джучидов (Батый, Сартак) в Закавказье, Иране и Малой Азии в период единства империи были значительными, что признавалось в Каракоруме.

По завещанию Чингиз-хана (1220-х гг.) в Улус Джучи должны были войти все земли от Семиречья, Хорезма, Саксина и Булгара до Дербента [12] и «тех мест, куда достигнут (впоследствии – А. М.) копыта монгольских коней…» [13]. Эл-Омари сообщал, что по завещанию Чингиз-хана к Улусу Джучи должны быть присоединены Арран, Тебриз, Хамадан и Мерага. Эл-Омари указал, что Дербент и Баку с областью Ширван входят в состав Улуса Джучи [14]. По сообщению Эл-Фората, улусу Джучи принадлежали земли вокруг Дербента [15]. Как предположил А. А. Али-Заде, эти сообщения отражают события более позднего времени (XIV в.), когда золотоордынский хан Джанибек овладел Азербайджаном, Тебризом и Мерагой [16]. Однако можно возразить, что в сообщении Эл-Омари говорится не о принадлежащих Золотой Орде землях, а лишь о завещании Чингиз-хана по этому поводу. Претендовать на Закавказье и Иран Джучидам, видимо, позволяла одна из норм монгольского обычного права: присоединить земли, «куда достигнут копыта монгольских коней». Ведь из Дербента Джучиды совершали набеги на Азербайджан и Северный Иран.

Известно, что в иранском походе Хулагу участвовало 20 % золотоордынских войск (по приказу Великого хана Менгу) [17]. Согласно обычному праву, претензии Джучидов на свою долю добычи (в том числе в виде земельных владений) выглядят вполне обоснованными. У нас отсутствуют данные о каких-либо договоренностях между Хулагу (или Менгу-ханом) и Бату-ханом (или Берке-ханом) по этому вопросу [18]. Однако скорее всего они существовали, так как Великий хан Менгу в решении многих вопросов советовался или спрашивал разрешения Бату-хана. Бату-хан был наиболее авторитетным в Монгольской империи и старшим в роде Чингизидов. Менгу-хан являлся его ставленником [19]. Он еще при жизни Бату-хана назначил Хулагу начальником похода в Иран [20]. Однако начался этот поход только после смерти Бату-хана в 1256 г., видимо, из-за того, что договоренности о разделе территорий теперь можно было игнорировать. Завоевание Ирана длилось два года, а в 1258 г. был завоеван Багдадский халифат [21]. Великий хан Хубилай, явно желая спровоцировать Хулагу на борьбу с Джучидами, в 1263 г. выдал Хулагу-хану ярлык на земли от Амударьи до Сирии и Египта [22]. Джучиды владели отдельными территориями и предприятиями в Азербайджане и Северном Иране (Тебриз, Мерага), однако не совсем понятно, все ли из этих владений они получили
после похода Хулагу или до него. Хулагу раздавал Джучидам земли в Азербайджане и Северном Иране [23], однако, видимо, этого оказалось недостаточно, так как он отказался выделить 1/5 часть всего захваченного [24]. Согласно монгольскому обычному праву определенная часть добычи должна была поступать в дом Бату-хана. Оседлые земли исключались из ведения и власти местной монгольской аристократии. Доходы с них должны были принадлежать всему роду Чингизидов и делиться в соответствии со старшинством и правами отдельных представителей рода [25]. Чингиз-хан пытался так предотвратить неизбежный распад империи [26]. Хулагу одним из первых нарушил этот обычай [27]. Несмотря на то, что он был сторонником единства империи, Хулагу, не хотел подчиняться некоторым обычаям и, в том числе, говорил: «Хотя он (Беркай) и старший в роде (ака), но так как он далек от пути скромности и мягкости и обращается ко мне с угрозою и насилием, то далее оказывать ему уважение я не хочу» [28]. Таким образом, Джучиды вполне обоснованно претендовали на отдельные территории владений Хулагу [29]. Что касается обвинений Берке-хана в угрозах и насилии, то он имел весьма агрессивные намерения, но в отношении своих западных соседей (государств Западной, Центральной и Юго-Восточной Европы). Изначально Берке, наоборот, рассчитывал в этом на сотрудничество с Хулагу. Так, увидев поле битвы на Куре (1263–1264 гг.) после разгрома войск Хулагу, он сказал: «Да посрамит Аллах Хулавуна..., погубившего Монголов мечами Монголов. Если бы мы действовали сообща, то покорили бы всю землю» [30].

В борьбе Хулагуидов и Джучидов можно проследить различные геополитические, экономические и культурные аспекты, которые часто переплетались. К тому же участниками этой борьбы и взаимодействий были не только Золотая Орда и Хулагуидский Иран, но и другие государства (или цивилизации) Востока и Запада. Поэтому следует рассматривать процессы не расчлененно, а в единстве взаимосвязей и тенденций.
Исследователями уже отмечались многочисленные общие, сходные или развивавшиеся параллельно явления и процессы (социальные, политические, государственные, экономические, культурные) для Золотой орды и Хулагуидского Ирана: организация ремесленной промышленности, условное владение землей, социально-политическая терминология, наличие кочевой ставки ханов – Орды, государственный аппарат, монетная система и др. [31].
Можно добавить, что как Джучиды, так и Хулагуиды применяли похожие методы управления покоренными народами и государствами. Также много общего было в этноконфессиональной политике и религиозной жизни обоих государств. Представители одной из христианских конфессий – несториане в середине XIII – начале XIV в. активно участвовали в государственной жизни, боролись за власть и влияние на ханов-язычников, еще не обремененных мировой религией в качестве официальной государственной. Однако выбор был неизбежен, и несториане не хотели упускать реальный шанс сделать свою религию государственной, тем более что многие великие и улусные ханы до конца XIII в. были близки к этому. Основными политическими стремлениями несторианской группировки в Монгольской империи, несмотря на ее этническую неоднородность (сирийцы, персы, согдийцы, уйгуры, найманы, кара-китаи, кераиты, меркиты и др.) были следующими: 1) сохранить единство Монгольской империи; 2) сделать несторианство официальной государственной религией в империи;
3) обеспечить несторианам (священникам, военачальникам, чиновникам) привилегированное положение и возможность продвижения в государственном аппарате империи; 4) обеспечить социально-политическую стабильность и этнический мир в рамках империи; 5) заключить военный союз с католическими государствами Западной Европы против мусульманских государств Ближнего Востока; 6) наладить безопасное и стабильное функционирование Великого шелкового пути и его многочисленных ответвлений.

Командующий монголов в Северном Иране и Закавказье в 1240-е гг. Чормаган (Джармахан) имел жену и родственников из несториан, а также сам склонялся к несторианству. Сириец-несторианин Симеон Раббан-ата получил от монголов в 1241 г. охранную грамоту и разрешение строить церкви в Тебризе и Нахичевани [32]. Хулагу, правивший в 1256–1265 гг., имел старшую жену Докуз-хатун – несторианку. Она поддерживала несторианскую группировку, получившую большое влияние. В Иране строились несторианские церкви, была церковь и в ставке хана. У Хулагу было много подчиненных из несториан [33].

Несторианская группировка существовала и в Золотой Орде. Ее возглавлял сын Бату-хана Сартак (правил меньше года в 1255–1256 гг.), помогавший с начала 1250-х гг. отцу управлять государством. Многие из его подчиненных были несторианами [34]. Это признается некоторыми историками [35]. В конце 1250-х гг. отношения Золотой Орды с Хулагуидским Ираном обострились, что привело к гонениям на среднеазиатских несториан, ориентировавшихся на Иран и единую империю. Берке-хан отстранил несторианскую группировку от власти в Золотой Орде, учинив казни и резню несториан в Самарканде [36].
Несториане продолжали играть определенную роль в Золотой Орде и, особенно, в Иране до тех пор, пока Джучиды и Хулагуиды не приняли ислам в качестве официальной государственной религии в начале XIV в. (кстати, почти одновременно).

О несторианах в Золотой Орде в 1270–1280-х гг. имеются немногочисленные известия [37]. Окончательно они утратили политическое влияние в период правления Узбек-хана (1312–1342 гг.) [38] и сохранили определенное влияние лишь в отдаленных районах Сибири, где были наместниками и чиновниками [39].

В Иране при ильханах Абаге (1265–1282 гг.), Ахмеде (1282–1283 гг.) и Аргуне (1284–1291 гг.) несториане имели большое влияние на политику государства, а также покровительство со стороны власти (несмотря на короткие периоды обострения отношений) [40]. Несториане были активными участниками посольств ильханов в Ватикан и другие государства Европы [41].
В Иране несториане имели довольно разветвленную церковную организацию, состоявшую из нескольких метрополий и епархий. Самой северной из них была метрополия Аррана. Видимо, она имела связи с золотоордынскими несторианами, так как называлась метрополией Аррана и Алании [42]. Есть предположение о существовании метрополии или епархии на золотоордынской территории Северного Кавказа [43]. Возможно также, в XIV в. Арранской митрополии подчинялась миссия на Северном Кавказе – у черкесов («Circasii») [44].

После убийства ильхана Гейхату (1291–1295 гг.), при ильхане Байду (1295 г.) в стране началась смута и гонения на несториан [45]. Газан-хан (1295–1304 гг.) сделал ислам государственной религией и порвал зависимость Ирана от Монгольской империи [46]. Он продолжал поддерживать несториан, однако, не мог остановить гонения на них [47]. При ильхане Улджейту (1304–1315 гг.) политика государства в отношении несториан несколько раз менялась [48]. Газан и Улджейту не могли остановить острой религиозной борьбы, в результате чего их политика в отношении несториан была двойственной. В период их правления, а также при ильхане Абу-Саиде (1316–1335 гг.) несториане фактически потеряли влияние на государственные дела [49].
Золотая Орда и Иран имели некоторые общие тенденции отношений с Византийской империей. Византии, окруженной со всех сторон более сильными соседями, ничего другого не оставалось, как лавировать между ними путем многочисленных уступок.

С 1261 г. начались дипломатические сношения Джучидов и египетских султанов [50]. Султан Бейбарс отправил посольство к византийскому императору Михаилу Палеологу, предложил ему дружбу и просил разрешения для своих купцов проплывать через проливы в Черное море один раз в год. Михаил выяснил, что, кроме торговли, египтяне покупали в Золотой Орде рабов, набирали наемников и вели переговоры с золотоордынскими ханами. Сначала император дал согласие, но потом закрыл для египтян проливы [51] и задержал в 1263 г. посольство египетского султана в Золотую Орду [52]. Непоследовательность Михаила была вызвана тем, что он пытался лавировать между враждовавшими Хулагуидами и Джучидами. Видимо, эта и другие задержки египетских и золотоордынских посольств были вызваны просьбой или требованием Хулагуидов. В ответ на это Берке-хан направил против Михаила армию темника Ногая, вынудил к примирению и выдаче пленного Иконийского султана Иезетдина (бывшего врага Хулагу) [53]. После этого золотоордынские ханы и египетские султаны постоянно (в XIII–XIV вв.) обменивались посольствами для координации действий против Хулагуидов, хотя византийцы иногда им и препятствовали [54].

Чтобы в этих условиях обезопасить себя от Хулагуидов, Михаил в 1265 г. решил выдать свою побочную дочь Марию за сына Хулагу – Абагу-хана. Подобным образом император «задобрил» и Джучидов, выдав за Ногая вторую незаконную дочь – Евфросинью, щедро одарив его тканями, вином и драгоценностями [55]. После этого византийские императоры в XIII в. неоднократно посылали подарки золотоордынским ханам, иногда очень значительные и сравнимые с данью [56]. Византийский император Андроник II Палеолог (1282–1328 гг.) добился дружественных отношений с золотоордынским ханом Токтой, выдав за него свою незаконную дочь Марию [57]. Император Андроник III (1328–1341 гг.) отдал за Узбека свою дочь, известную под именем Баялунь-хатун [58].

Одним из основных источников доходов Ирана и Золотой Орды была транзитная торговля между государствами Востока и Запада, а также между собой. Фактически два главных мировых торговых пути проходили через эти два государства. Они торговали с государствами Европы с помощью итальянских (генуэзских, венецианских и др.) купцов. Отношения Золотой Орды и Ирана с колониями итальянцев были сложными. Отсутствие у
монголов традиций и технологий морского судоходства вынуждало ханов идти на сотрудничество с итальянскими и греческими купцами. С 1260–1270-х гг. начинается активная крупномасштабная торговая деятельность итальянских купцов в Крыму и на территории Золотой Орды [59]. Генуэзцы и венецианцы вели торговлю и в государстве Хулагуидов через Южное Причерноморье [60].
Одной из главных причин стремления золотоордынских правителей завладеть Азербайджаном и Северным Ираном было то, что через эти территории проходила одна из трасс Великого шелкового пути, соединявшего земли Востока и Запада [61]. В средние века через Иран проходило две трассы Великого шелкового пути. Первая проходила из Константинополя, через Малую Азию, Киликийскую Армению, Двуречье, Южный Иран (Ормуз), Афганистан, Центральную Азию в Китай. Однако эта трасса в период существования государства Хулагуидов функционировала слабо из-за постоянных войн Хулагуидов с египетскими мамлюками. Вторая трасса проходила из Константинополя через Малую Азию (либо по морю через Трапезунд) вдоль Южного побережья Черного моря через Армению (Ереван) либо Северный Иран и Азербайджан (Тебриз), вдоль Южного побережья Каспийского моря, через Среднюю и Центральную Азию в Китай. Этот торговый путь конкурировал с торговым путем, проходившим из Средиземноморья (через Константинополь), через Золотую Орду (Северное Причерноморье, Нижнее Поволжье, Хорезм), Среднюю и Центральную Азию в Китай. Поэтому Джучиды стремились завладеть торговым путем через Северный Иран либо вывести его из конкуренции.

Итальянские и греческие (трапезундские) купцы вели торговлю в Иране через Трапезунд, Тебриз и Султанию. Фактически итальянцы держали в своих руках морскую торговлю между Золотой Ордой и Ираном (между Кафой (Феодосией) или Таной (Азовом) и Трапезундом). Основными предметами трапезундского экспорта в Крым и Золотую Орду были: вино, мед, воск, железо и лес. Из Золотой Орды, Византии и Кавказа через Северное Причерноморье (Кафу и Тану) в Трапезунд и на Ближний Восток шли: зерно, мука, сахар, соль, рыба, меха (русские белки и куницы) и другие товары. Через Трапезунд в Европу шли шелковые ткани и шелк-сырец из Ирана и Закавказья. Китайские шелка шли в Европу через Золотую Орду, Крым и Тану. Однако они были хуже персидских по качеству, а масштабы транзита шелка через Трапезунд значительно превышали транзит шелка через Северное Причерноморье. Через Иран и Трапезунд на Запад шли пряности, красители, дорогие материи, драгоценные камни, хлопчатобумажные ткани и хлопок-сырец. Через Трапезунд в Иран шли: европейские сукна, бархатные и льняные ткани, шерсть, кожа, пенька, стеклянные и металлические изделия. Генуэзцы и венецианцы продолжали торговать в Иране и после пресечения династии Хулагуидов до середины XV в. [62].

Генуэзцы были союзниками ильханов, в то время как венецианцы считались союзниками египетских султанов. Видимо, под влиянием Хулагуидов генуэзцы шли на обострение отношений с золотоордынскими ханами в 1298–1299 гг. и 1307–1311 гг. [63] (а возможно, и в 1343–1346 гг.), что приводило к разгрому их колоний и факторий, конфискации товаров, т. е. было невыгодно для дальнейшей торговли. Однако это увеличивало товарооборот транзитной торговли через государство Хулагуидов. Так
Хулагуиды соперничали с Золотой Ордой в транзитной торговле даже в период мирных отношений между двумя государствами.
Торговля между Ираном и Золотой Ордой осуществлялась и по сухопутному пути – через Дербент. Видимо, эта торговля началась еще до образования государства Хулагуидов [64]. Во время первой войны Джучидов с Хулагуидами (1262–1264 гг.) торговле был нанесен огромный урон. Хулагу казнил золотоордынских купцов в своем государстве и конфисковал их имущество. Берке поступил также в отношении иранских купцов [65]. Однако в 1265 г. с наступлением мира торговля возобновилась [66]. В дальнейшем военные действия между двумя государствами не препятствовали торговле [67].

О торговле Золотой Орды и Ирана свидетельствует трехъязычный словарь «Codex Cumanicus» (точнее, его первая часть). Первая («итальянская») часть состоит из трех параллельных колонок на трех языках: латинском, персидском и куманском (половецком). Эта часть разделена на отдельные группы, которые можно условно назвать так: «слова общего значения всех частей речи», «общие понятия», «духовные и религиозные термины», «элементы», «время», «чувства», «антонимы», «свойства характера», «части тела и органы», «географические и дорожные термины», «коммерческие термины», «товары», «домашняя утварь», «ремесла», «обучение», «развлечения», «социальная терминология», «еда» [68]. Судя по названным языкам, словарь был необходим, в основном, торговцам, миссионерам и дипломатам. Возник он, видимо, в Северном Причерноморье, где действовали итальянские купцы, связанные коммерческими интересами с Золотой Ордой и Ираном.
По археологическим данным, в Золотой Орде известно некоторое количество иранских вещей: монеты, полуфаянсовая посуда с росписью типа люстра и минаи. Кроме того, известно большое количество золотоордынской посуды с надписями на персидском языке (который имел определенное распространение в Золотой Орде как литературный), встречаются многочисленные подражания иранской посуде, различным сюжетам, мотивам и декору керамики, изразцов, мозаик, майолик, монет и др. [69]. Торговля Золотой Орды с Ираном продолжалась до распада Золотой Орды в XV в. [70]. По Волжскому пути торговали и русские купцы в XV в. в Иране и других государствах Ближнего Востока [71].

Хулагуиды и европейские правители имели возможность заключить военный союз. В 1257 г. Хулагу пытался подчинить себе государства крестоносцев на Ближнем Востоке. Его послы потребовали подчинения от магистров духовно-рыцарских орденов Тамплиеров и Госпитальеров (Иоанитов), однако получили решительный отказ. В 1260 г. Хулагу отправил послов к папе Александру IV и, видимо, был не против распространения католичества в своих владениях. Папа отправил к нему послов и призывал принять католичество. Однако нормальным отношениям Хулагу и папства помешало «посеянное дьяволом семя вражды и раздора». Правитель Сидона и Бейрута крестоносец Жюльен совершил грабительский набег на Сирию, где уже находилась монгольская армия военачальника Кит-Буги. Командир одного монгольского отряда (родственник Кит-Буги) потребовал своей доли в захваченной добыче, после чего весь его отряд был уничтожен. В наказание Кит-Буга взял Сидон штурмом, разграбил его, разрушив все дома и крепостные стены города. Большей части жителей удалось спастись в
островной части города. В результате этих событий крестоносцы Ближнего Востока едва не заключили союз с египетским султаном против монголов и остались нейтральными в этой войне. Мамлюков свободно пропустили через владения Акры, после чего они разгромили армию Кит-Буги. «И никогда с тех пор не было у татар по отношению к христианам твердой уверенности, и христиане не полагались полностью на татар» [72].

С 1265 г. у католиков окончательно сложилось различное отношение к северным татарам (Золотая Орда) и персидским татарам (государство ильханов). Персидские татары, по мнению католиков, были благосклонны к ним, так как рассчитывали на их помощь в войне с Египтом. Северные татары представлялись Европе враждебными, постоянно тревожащими ее набегами.
Абага-хан пытался наладить взаимодействие с крестоносцами и государствами Европы. В 1267 г. он присылал посольство к папе Клименту IV [73]. Дела крестоносцев на Ближнем Востоке шли все хуже и хуже. В 1270 г. произошел восьмой и последний крестовый поход на Египет, окончившийся поражением. Постепенно с 1270-х гг. политика папства стала направляться на обращение ильханов в католичество (или принятие унии с несторианами и армянами), а также на провоцирование наступления ильханов и киликийских армян на Египет. Несколько раз ильханы обменивались посольствами с папами и европейскими королями (1274, 1282, 1285, 1287, 1288, 1289–1290, 1290–1291, 1302, 1304 гг.), однако новых крестовых походов организовать не удалось [74]. Помощь, хотя и очень слабую, оказывали ильханам в борьбе с Египтом лишь католические государства Ближнего Востока. В конце концов, египетские мамлюки одержали победу как над ильханами, так и над крестоносцами. В 1289 г. египтяне отняли у крестоносцев Антиохию и Триполи Сирийский, а в 1291 г. – Акру, Тир, Сидон и Бейрут.

Экономическое и политическое взаимодействие европейских государств, официальной религией которых было католичество, с монгольскими государствами привели к тому, что с конца XIII в. там начинает развиваться католическое миссионерство и складываться церковная организация.
В Золотой Орде в 1286–1287 гг. была создана Северная Татарская викария [75] Францисканского ордена, которая делилась на два округа: 1) Газария, включающая Крым, Поддунавье, Приднепровье, с городами Кафа (центр кустодии), Солхат, Кырк-Ер и Вичина; 2) Сарай – в столице Золотой Орды [76]. Миссионеры Северной викарии действовали и в Грузии (Иверии), которая подчинялась ильханам [77]. В 1279–1283 гг. появилась Восточная Татарская викария Францисканского ордена – в государстве ильханов, а в 1291 г. Китайская викария – в Монгольской империи Юань [78].
В конце XIII–XIV вв. Восточная Татарская викария включала в себя 14–18 миссий в населенных пунктах государства Хулагуидов и на зависимых от него территориях: Султании, Тебриза, Салмастро, Эрзерума, Тбилиси, Трапезунда, Караклезии, Порсико, Карпи, Симиссо (Самсун), Пизано, Конгорлаума и др. [79] В Северной Татарской викарии было примерно 16–21 миссий в населенных пунктах: Кафа, Судак (Сурож / Сугдея / Солдая), Чембало (Балаклава), Солхат, Кырк-Ер (Чуфут-Кале), Вичина, Барассон (Карассу / Карассу-Базар), Маурокастро (Белгород-Днестровский / Аккерман), Херсон, Тана (Азак / Азов), Сарай, Укек, Хаджи-тархан, Ургенч
(Хорезм), Аксарай (Симферополь), Марага, Селена (Делена?), Кумух (в Дагестане), Таркис (Тарки в Дагестане), Мамук / Мичач (в Дагестане), Велер / Ивер (в Грузии) [80].

В 1318 г. в государстве ильханов была образована католическая митрополия в Султании, которая в XIV в. включала в себя епархии в Тебризе, Тбилиси, Нахичевани, Сухуми («Sevastopolen»), Мараге, Севастии (Армения) и др. Кроме того, католическая церковная организация существовала в Малой Азии, Сирии и Палестине [81]. В 1340 г. была образована епархия в Ургенче, подчиненная митрополии Султании [82].
В Золотой Орде в 1300 г. появилась епархия в Тане (Азов) [83]. Видимо, еще в 1303–1304 гг. были основаны епархии в Херсоне и Воспоро (Керчь) [84]. В 1333 г. Воспорская епархия стала митрополией с епархиями в Кафе, Херсоне, Трапезунде [85] и Чембало (Балаклаве) [86]. В 1315 г. появилась епархия в Сарае [87]. В 1320 г. была учреждена епархия в Кафе [88]. Формально все они подчинялись Ханбалыкской (Пекинской) митрополии, однако, фактически, это не выполнялось из-за больших расстояний до центра митрополии. В 1349 г. была основана митрополия в Матреге, которой были подчинены епархии: Лукук и Сиба (на Таманском полуострове) [89]. Словарь «Codex Cumanicus» был предназначен для католических миссионеров в Золотой Орде и Иране. В тех же целях в 1333 г. папой в Кафе был учрежден учебный монастырь, монахи которого должны были изучать восточные языки для миссионерской деятельности [90].

Большой урон католической миссионерской и церковной организации нанесли походы Тамерлана. В Золотой Орде епархии и миссии были основательно разгромлены, но в Иране их сохранилось гораздо больше до середины XV в.
Иногда католики, видимо, принимали чью-либо сторону в конфликтах Джучидов и Хулагуидов. Провокационным было уже то, что часть Грузии (Иверия) и Азербайджана (Марага) вошли в Северную викарию, центр которой был в Сарае. Также провокационным выглядит образование в 1340 г. епархии в Ургенче (золотоордынская территория), подчиненной митрополии Султании. Видимо, по политическим соображениям, Хулагуидами в Иверии в 1288 г. были убиты два францисканца [91].

В 1330 г. папа Иоанн XXII послал на Северный Кавказ (в Золотую Орду) Тебризского епископа (из государства ильханов), который проповедовал там католичество и многих окрестил [92]. Эта миссия произошла в период войны Джучидов с ильханами. Видимо, с помощью Тебризского епископа ильханы желали навести дипломатические связи с этносами Северного Кавказа для распространения на них своего влияния против Золотой Орды. Наверное, папа Иоанн XXII помогал ильханам, ведя двойную игру (одновременные переговоры с Узбеком). Он хотел отвлечь военные силы Золотой Орды от нападений на Польшу и Венгрию – на войну с ильханами на Кавказе.
В ходе войн Хулагуиды пытались использовать против Джучидов золотоордынских алан. Возможно, этому способствовала определенная языковая близость алан и персов. Так, в военных действиях против золотоордынских войск на стороне ильханов участвовали отдельные аланские отряды [93]. Джучиды не могли взять важный город-крепость Дар-и-Алан (Баб-ал-Лан) в глубине Дарьяльского ущелья на пути в Закавказье [94], что было важно для них в условиях войн с Хулагуидами. Этот путь был под контролем Грузии, что вынуждало Хулагуидов поддерживать Грузию и
использовать их связи с северо-кавказскими аланами. Ильханы не препятствовали миссионерской деятельности Грузинской православной церкви в Алании и Дагестане (на территории негрузинских – Аланской и Кавказской православных митрополий). Успешная миссия здесь грузинского епископа Пимена Блаженного была, по-видимому, санкционирована ильханами, которые стали распространять свое влияние в зонах, охваченных миссионерской деятельностью [95]. В 1270-е гг. грузинское и Хулагуидское влияние на алан достигло своего апогея, что привело к стремлению Золотой Орды устранить это военной силой в 1277–1278 гг. [96] В 1278 г. Джучиды осадили и взяли штурмом с помощью русских войск аланский город Дедяков [97].
В заключение, можно сказать, что, согласно завещаниям Чингиз-хана, нормам монгольского обычного права и ходу завоеваний, Джучиды имели определенные права на иранские земли, завоеванные монголами. Это является основной причиной войн Джучидов с ильханами. В войнах ильханы пытались использовать против Золотой Орды различные этносы и государства грузин, армян, алан, греков, итальянцев, государства крестоносцев. Войны велись и в идеологической сфере – с помощью представителей различных религий: православных, католиков и, возможно, несториан. Джучиды успешно сотрудничали с египетскими мамлюками и пытались использовать католических священников. Кроме военного противостояния, Хулагуиды и Джучиды конкурировали в транзитной торговле на разных трассах Великого шелкового пути.

С другой стороны, между Ираном и Золотой Ордой было много общего: методы управления покоренными народами, традиции веротерпимости в отношении несториан, православных, армян-грегориан и католиков, налаженные торговые отношения. Влияние иранской культуры и ремесла на синкретичную культуру Золотой Орды было довольно значительным.

Примечания

1. См.: Али-Заде А. А. Борьба Золотой Орды и Государства Ильханов за Азербайджан // Изв. АН Аз. ССР. 1946. № 5, 7; Он же. Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIII–XIV вв. Баку, 1956; Федоров-Давыдов Г. А. Золотая Орда и Монгольский Иран // Вестн. МГУ, Сер. История. 1978. № 6.
2. См.: Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. СПб., 1884. С. 386–387. Эта причина признается основной большинством исследователей: Али-Заде А. А. Борьба Золотой Орды и Государства Ильханов… № 5. С. 21; Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.; Л., 1950. С. 75–76; Федоров-Давыдов Г. А. Золотая Орда и Монгольский Иран… С. 26.
3. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 100; T. II. Л., 1941.С. 67–68, 73–74; Киракос Гандзакеци. История Армении. М., 1976. С. 196, 217–219, 224, 226–228, 236.
4. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. C. 55, 98–99, 205, 275; Т. II. С. 73–74.
5. См.: Галастян А. Завоевание Армении монгольскими войсками // Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970. С. 158–166.
6. См.: Васильев А. А. История Византийской империи. От начала Крестовых походов до падения Константинополя. СПб., 1998. С. 202–203.
7. См.: Киракос Гандзакеци. Указ. соч. С. 178–179, 196; Галастян А. Завоевание Армении монгольскими войсками… С. 166–167; Микаелян Г. Г. История Киликийского Армянского государства. Ереван, 1952. С. 294–295, 300–301.
8. См.: Киракос Гандзакеци. Указ. соч. С. 224–226; Микаелян Г. Г. Указ. соч. С. 308, 328.
9. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 22.
10. См.: История Грузии с древнейших времен до 60-х гг. XIX в. Тбилиси, 1962. С. 222, 227–228.
11. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 80–82.
12. Там же. С. 80–82.
13. Там же. С. 204.
14. Там же. Т. I. С. 236, 244.
15. Там же. С. 358.
16. См.: Али-Заде А. А. Борьба Золотой Орды и Государства Ильханов… № 5. С. 25.
17. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 67.
18. См.: Али-Заде А. А. Борьба Золотой Орды и Государства Ильханов… № 5. С. 21.
19. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 73–74.
20. Там же. С. 67.
21. См.: Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1970. С. 225–227.
22. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 75.
23. Там же. Т. I. С. 239–240.
24. Там же. С. 100, 188–189, 275; T. II. С. 67–68, 73–74; Киракос Гандзакеци. Указ. соч. С. 196, 217–219, 224, 226–228, 236.
25. См.: Бартольд В. В. Сочинения. Т. I. М., 1963. С. 533–534; Владимирцов Б. Я. Общественный строй Монголов. Л., 1934. С. 98–99.
26. См.: Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды. М., 1985. С. 158–159.
27. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 73; 188–189; 275.
28. Там же. Т. II. С. 73–74.
29. См.: Мысков Е. П. Политическая история Золотой Орды (1236–1313 гг.) Волгоград, 2003. С. 85–86.
30. Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 75.
31. См.: Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение… С. 146, 164; Федоров-Давыдов Г. А. Золотая Орда и Монгольский Иран… С. 26–30.
32. Киракос Гандзакеци. Указ. соч. С. 175, 178–179, 182, 299; Pelliot P. Les Mongols et la Papaute // Extrait et la Revue de l’Orient Chretien. 3-e Serie. T. III. (XXIII). № 1 et 2 (1922–1923). P., 1923. P. 29–66; Свет Я. После Марко Поло. М., 1968. С. 15, 73.
33. См.: Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т. III. М.; Л., 1960. С. 18; Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 55.
34. См.: Карпини Д. П., Рубрук Г. Путешествие в восточные страны. М., 1957. С. 89, 103, 111, 113–117, 121, 185; Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica. Della Terra Santa dell’Orient francescano. T. II. Quaracchi, 1913. S. 388–389; Киракос Гандзакеци. Указ. соч. С. 218–219; Хронографическая история, составленная отцом Мехитаром, Вардапетом Айриванским // Тр. Вост. отд. Рус. археол. о-ва. СПб., 1889. Т. 14. С. 416; Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. C.18–19; 22, 91.
35. См.: Бартольд В. В. Указ. соч. Т. I. С. 567; Т. II, ч. 2. М., 1964. С. 263–264; Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства. М., 1970; СПб., 1994. С. 175, 185, 201–202, 206.
36. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч.Т. II. С. 17–18.
37. См.: Русская Историческая Библиотека. Т. 6. Памятники древнерусского канонического права. Ч. 1. (Памятники XI–XV вв.) СПб., 1880. С. 136–137; Golubovich G. Ibid. Т. II. S. 443–445.
38. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 197, 385, 510; Т. II. С. 100, 104.
39. См.: Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII и XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Ист. архив. № III. М.; Л., 1940. С. 92–94.
40. См.: Maris Amri et slibae. De Patriarchis Nestorianorum commentaria. Ex codicibus vaticanis edidit ac latine redidit Henricus Gismondi S. J. Amri et slibae textus. Versio latina. Romae, 1896. S. 70; История Мар Ябалахи III и Раббан Саумы / Исслед., пер. с сир. и примеч. Н. В. Пигулевской. М., 1958. С. 69, 75–79, 95–100.
41. См.: Moule A. C. Christians in China before the year 1550. L.; N.Y.; Toronto, 1930. Р. 105–112; История Мар Ябалахи III и Раббан Саумы... С. 40, 42, 48–50, 79–95.
42. См.: Synodicon Orientale ou recueil de Sinodes Nestoriens, puble, Traduit et Annote par J. B. Chabot // Notices et Extraits des manuscrits de la bibliotheque nationale. T. 37. P., 1902. S. 619–620; Sachau E. Zur Ausbreitung des Christentums in Asien // Abhandlungen der Preussischen Akademie der Wissenschaft. phil. - hist. Klasse, 1919. № 1. S. 21–22; Maris Amri et slibae… S. 70–73; Saeki P. Y. The Nestorian Documents and relics in China. Tokyo, 1937. Chart I; Map III. Престол Аланско-Арранской метрополии находился в г. Барда (в Азербайджане).
43. См.: Sachau E. Zur Ausbreitung des Christentums in Asien... S. 22.
44. См.: Assemanus J. S. Bibliotheca orientalis Clementino-Vaticana. T. III. De scriptoribus siris nestorianis. Roma, 1728. S. 558.
45. См.: История Мар Ябалахи III и Раббан Саумы... С. 100–104; Бартольд В. В. Указ. соч. М., 1970. Т. VII. С. 489.
46. См.: Бартольд В. В. Указ. соч. Т. VII. С. 494; Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства... С. 230–233.
47. См.: История Мар Ябалахи III и Раббан Саумы... С. 105–121.
48. Там же. С. 121–144.
49. См.: Галастян А. Г. Армянские источники о монголах... С. 83; Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства... С. 230–233. По истории несторианской церкви в Азербайджане существует специальное исследование: Касумова С. Ю. Христианство (несторианство) в средневековом Азербайджане: Дис. … д-ра ист. наук. Баку, 1992.
50. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 55.
51. См.: Римская история Никифора Григоры, начинающаяся со взятия Константинополя Латинянами // Византийские историки. СПб., 1862. Т. I. С. 97–98; Георгия Пахимера история о Михаиле и Андронике Палеологах // Там же. С. 161–162; Успенский Ф. И. Византийские историки о монголах и египетских мамлюках // Византийский Временник. 1923–1926. Т. 24. С. 1–16.
52. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 62–63, 126.
53. См.: Римская история Никифора Григоры... С. 95–97; Георгия Пахимера история… С. 209–219, 316–317; Le Regestes des actes du patriarcat de constantinople. V. 1. Les actes des patriarches. Fasc. IV. Les regestes de 1208 a 1309. P. 166–167 (№ 1364); Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. II. С. 26, 73.
54. Об отношениях между Джучидами и египетскими мамлюками есть специальная работа: Закиров С. Дипломатические отношения Золотой Орды с Египтом. М., 1966.
55. См.: Георгия Пахимера история… С. 159–160, 165, 209–213, 319–320; Лебедев Н. Византия и монголы в XIII в. (По известиям Георгия Пахимера) // Ист. журн. 1944. № 1. С. 91–94.
56. См.: Георгия Пахимера история… С. 165, 319–320, Летопись великого логофета Георгия Акрополита // Византийские историки. СПб., 1863. С. 530–531.
57. См.: Вернадский Г. В. История России. Монголы и Русь. Тверь, М., 1997. С. 196.
58. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 301–306. Возможно, Баялунь была дочерью Андроника II – Марией, на которой женился поле смерти Токты Узбек-хан.
59. Этому посвящена обширная литература: Ковалевский М. М. К ранней истории Азова. Венецианская и генуэзская колонии в Тане в XIV в. // Тр. Археол. Съезда № XII в Харькове. 1902. Т. II. М., 1905; Зевакин Е. С., Пенчко Н. А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII–XV вв. // Ист. записки. М., 1938. Т. III; Гольдшмидт И. А. Кафа – генуэзская колония в Крыму в конце XIII – первой половине XV вв.: Дис. … д-ра ист. наук. М., 1952; Старокадомская М. К. Солхат и Кафа в XIII–XIV вв. // Феодальная Таврика: Материалы по истории и археологии Крыма. Киев, 1974; Бадян В. В., Чиперис А. М. Торговля Кафы в XIII–XV вв. // Там же; Данилова Э. В. Кафа в начале второй половины XV в. (по документам «Codice») // Там же; Еманов А. Г. К вопросу о ранней итальянской колонизации Крыма // Античная древность и Средние века. Византия и ее провинции. Свердловск, 1982; Он же: Образование городской коммуны Кафы до середины XV в.: Дис. … д-ра ист. наук. Тюмень, 1996; работы С. П. Карпова и его учеников в сборниках «Причерноморье в средние века».
60. См.: Карпов С. П. Трапезундская империя и западноевропейские государства в XIII–XV вв. М., 1981; Он же: Итальянские морские республики и Южное Причерноморье в XIII–XV вв. Проблемы торговли. М., 1990.
61. См.: Али-Заде А. А. Борьба Золотой Орды и Государства Ильханов… № 5. С. 31–34.
62. Карпов С. П. Трапезундская империя и западноевропейские государства… С. 10–173.
63. Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 120, 162, 166, 436, 513–514; Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica… T. III. Quaracchi, 1919. S. 173–174.
64. См.: Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. Т. I. С. 51, 57–58, 81–82.
65. Там же. Т. II. С. 80-82.
66. Там же. С. 76.
67. См.: Федоров-Давыдов Г. А. Золотая Орда и Монгольский Иран… С. 31.
68. См.: Расовский Д. А. К вопросу о происхождении Codex Cumanicus // Seminarium Kondakovianum. Recueil d’etudes. Archeologie. Histoire de l’art. Etudes byzantines. (Сборник статей по археологии и византиноведению, издаваемый семинарием им. Н. П. Кондакова). Т. III. Prague, 1929. С. 195–206.
69. См.: Федоров-Давыдов Г. А. Золотая Орда и Монгольский Иран… С. 31–36; Он же. Золотоордынские города Поволжья. М., 1994. С. 133–137, 164–167, 174; Он же. Золотоордынские города Поволжья. Керамика. Торговля. Быт. М., 2001. С. 214–215; Недашковский Л. Ф. Золотоордынский город Укек и его округа. М., 2000. С. 31, 52, 63–64, 81.
70. См.: Заходер Б. Н. Ширазский купец на Поволжье в 1438 г. // Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. II. М., 1967; Барбаро и Контарини о России. Л., 1971. С. 149.
71. См.: Хожение за три моря Афанасия Никитина. Л., 1986; Барбаро и Контарини о России… С. 220.
72. Baronio C. (Raynaldo O.) Annales Ecclesiastici. T. III. Roma, 1748. S. 15, 63–65; Гумилев Л. Н. Черная легенда. М., 1994. С. 131–135.
73. См.: Spuler B. Die Mongolen in Iran. Leipzig, 1939. P. 228.
74. См.: Baronio C. (Raynaldo O.) Annales Ecclesiastici. T. III. S. 353, 531, 618–619; Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica… T. II. S. 419–420, 426–427, 432–442; Spuler B. Die Mongolen in Iran… P. 229–230; Dawson Chr. The Mongol Mission (XIII–XIV c-ies). L., N. Y., 1955. P. XXVIII–XXXI; История Мар Ябалахи III и Раббан Саумы… С. 39–54, 79–95.
75. Викария – наместничество, представительство, миссия.
76. См.: Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica. T. II. S. 262, 266, 443–445; Soranzo G. Il Papato l’Europa cristiana e i Tartari. Milano, 1930. S. 471–473; 544–545; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente. T. I. Verona, 1973. S. 408–409; См. также: Свет Я. После Марко Поло. М., 1968. С. 57–58; Федоров-Давыдов Г. А. Религия и верования в городах Золотой Орды // Историческая археология. Традиции и перспективы. М., 1998. С. 32.
77. См.: Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica… T. II. 429; Richard J. Les relations entre l’Orient et l’Occident au Moyen Age. L., 1977. S. 607.
78. См.: Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica… T. II. S. 262.
79. Ibid. S. 248, 252, 256–258, 260–261, 266–269, 274, 541–573.
80. Ibid. S. 63–65, 72, 255–257, 260, 266, 268, 274; Т. III. S. 58, 64; Soranzo G. Il Papato l’Europa cristiana e i Tartari… S. 502–503; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. I. S. 470.
81. См.: Eubel C., Van Gulik L., Schmitz Kallenberg P., Gauchat R., Serin. Hierarchia Catolica medii aevi. T. I. Monasterii, 1898. S. 206, 232, 338–339, 371, 463–464, 468, 481–482, 501–502, 581; T. II. 1914. S. 198, 232–233, 246–247, 285; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. II. 1978. S. 50–51, 114–115, 118–119, 124–125, 142–143, 148–149, 155–156, 184–185, 196–197, 201–206, 210–213, 216, 218–221, 231–232, 279–280.
82. Ibid. S. 184–185.
83. См.: Eubel C. Hierarchia catholica… T. I. S. 497.
84. См.: Богданова Н. М. Церковь Херсонеса X–XV вв. // Византия. Средневековье. Славянский мир. М., 1991. С. 32–33.
85. См.: Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. II. S. 61, 75–76, 230, 238.
86. См.: Байер Г. В. Митрополии Херсона, Сугдеи, Готии и Зихии по данным проспографического лексикона времени Палеологов // Античная Древность и Средние Века. Вып. 27. Византия и средневековый Крым. Симферополь, 1995. С. 68–69.
87. См.: Mosheim J. L. Historia Tartarorum Ecclesiastica. Helmstadt, 1741. S. 107. По другим сведениям, епархия появилась в 1318 г. или 1321 г.: Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica. T. III. S. 44, 223–224; Eubel C. Hierarchia catholica… T. I. S. 457; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. II. S. 200.
88. См.: Mosheim J. L. Historia Tartarorum Ecclesiastica… S. 107; Eubel C. Hierarchia catholica… T. I. S. 154–155; Baronio C. (Raynaldo O.) Annales Ecclesiastici. T. V. 1749. S. 200; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. II. S. 61.
89. См.: Eubel C. Hierarchia catholica… T. I. S. 329, 346, 473, 581; Fedalto G. La chiesa latina in Oriente… T. II. S. 142, 149, 205; Richard J. Les relations entre l’Orient et l’Occident au Moyen Age… S. 607; Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica. T. V. 1927. S. 40–47.
90. См.: Красносельцев Н. Ф. Западные миссии против татар-язычников и особенно против татар-мухамедан. Казань, 1872. С. 93.
91. См.: Golubovich G. Biblioteca bio-bibliografica. T. II. S. 429; Richard J. Les relations entre l’Orient et l’Occident au Moyen Age… S. 607.
92. См.: Baronii C. (Raynaldo O.) Compendium annalium ecclesiasticorum. Pragae, 1736. S. 558; Richard J. Les relations entre l’Orient et l’Occident au Moyen Age… S. 607.
93. См.: Цулая Г. В. Грузинский «Хронограф XIV в.» о народах Кавказа // Кавказ. этнограф. сб. М., 1980. Т. VII. С. 200 (Прим. 48).
94. См.: Кузнецов В. А. Алания в X–XIII вв. Орджоникидзе, 1971. С. 39.
95. См.: Цулая Г. В. Грузинский «Хронограф XIV в.»… С. 201, 207 (Прим. 51), 220; Нарожный Е. И. О роли христианства в хулагуидо-джучидских взаимоотношениях в предкавказской зоне // Северное Причерноморье и Поволжье во взаимоотношениях Востока и Запада в XII–XVI вв. Ростов н/Д, 1989. С. 112–113. Это проявляется в определенном влиянии Грузии на церковную архитектуру Аланской и Кавказской митрополий (Христианские памятники Кавказа // Материалы по археологии Кавказа. М., 1984. Вып. IV. С. 7–17, 29, 47–69, 75–93; Крупнов Е. И. Грузинский храм «Тхаберды» на Северном Кавказе // Краткие сообщ. Ин-та истории материальной культуры. Вып. XV. 1947. С. 116–115; Минаева Т. М. Археологические памятники на р. Гиляч в верховьях Кубани // Материалы и исследования по археологии СССР. № 23. Материалы по археологии Сев. Кавказа. М.; Л., 1951. С. 290–300; Семенов Л. П. К вопросу о культурных связях Грузии и народов Северного Кавказа // Материалы и исследования по археологии СССР. № 23. С. 302–306; Кузнецов В. А. Зодчество феодальной Алании. Орджоникидзе, 1977. С. 90–94, 130–170; Тменов В. Х. Средневековые историко-архитектурные памятники Северной Осетии. Орджоникидзе, 1984. С. 111–112, 119–120, 124–125, 130–131, 152–196, 211, 239–240, 268–269).
96. См.: Нарожный Е. Н. Указ. соч. С. 112–113.
97. См.: Полное собрание русских летописей. Т. X. М., 1965. С. 155.


Материал выкладывал Денис на форуме ВИК "Орда", увы, форум умер, но материал сохранили.

Ответить